13-линия Васильевского острова 199034 Россия, Санкт-Петербург +7(812)2450568

Две стороны медали «За коррупцию»

Современная система проведения государственных тендеров уязвима. Заказчики давно научились проводить конкурсы для «нужных» компаний и придумали множество других способов обойти правила честной конкуренции. Удивительно, но зачастую такой подход идет лишь на пользу дела.

Федеральный закон «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» существует уже не первый год. За это время и чиновники, и бизнесмены научились с ловкостью иллюзионистов проводить конкурсы с заранее известными результатами. На первый взгляд, неприступная электронная площадка с анонимными заявками и открытым аукционом сейчас уже не помеха для выбора «нужного» подрядчика. Не секрет, что зачастую победителями открытых аукционов становятся компании, так или иначе связанные с представителями заказчика. Но порой требования ФЗ-№94 проводить любые закупки через тендер только мешают выбрать эффективную и ответственную организацию в условиях рынка. Чтобы достичь максимального качества, заказчику приходится прибегать к схемам, которые иначе как «коррупционными» не назовешь.

Об этом говорил теперь уже бывший глава “Росавтодора” Анатолий Чабунин на Всероссийской выставке «Дорога-2012», которая прошла в октябре прошлого года. По его словам, существующая система не может уберечь заказчика от недобросовестных подрядчиков. Поэтому чиновникам приходится прибегать к уловкам, чтобы оградить себя от неблагонадежных компаний, которые изначально не могут выполнить обязательства. Выход из ситуации – внедрение принципиально нового механизма выбора подрядной организации. Российские законодатели уже готовят проект федеральной контрактной системы, которая ликвидирует недочеты нынешнего законодательства, но пока коррупционные схемы используются едва ли не повсеместно.

Признаки коррупции и механизмы «фильтрации»

Какой бы ни была цель: незаконное обогащение или же стремление получить соответствующий вложениям результат – принципы определения «нужной» компании на тендерах едины. По некоторым признакам еще в процессе подачи заявок можно определенно сказать, что заказ писался под определенную фирму. Уловок существует множество. Рассмотрим самые распространенные, на которые подрядчику перед участием в тендере стоит обратить внимание в первую очередь.

Согласно закону, определяющим критерием при выборе подрядчика является цена. Если начальная стоимость контракта сильно отличается от среднерыночной в ту или иную сторону, скорее всего заказчик «приготовил» этот заказ аффилированной компании. Конечно, из этого правила могут быть исключения. Например, высокая стоимость разработки информационного продукта вполне может быть обусловлена сложностью проекта, который требует дополнительных высокотехнологичных исследований. Однако ориентация федерального законодательства в сторону меньшей стоимости становится хорошим инструментом, который поможет выиграть конкурс. Рассмотрим такую ситуацию. В тендере участвуют четыре компании. Первые две фирмы, назовем их «А» и «Б», не платят «откатов» и надеются получить заказ в честной борьбе. Третья компания «В» активно торгуется и снижает стоимость работ до минимума. «А» и «Б» понимают, что за такие деньги качественно выполнить работу невозможно и отказываются от дальнейшей борьбы. Никто не будет добровольно работать себе в убыток. Но существует еще одна компания «Г», которая предлагает стоимость, чуть ниже первых двух. Итогом ценового демпинга становится победа участника «В». Однако организатор внезапно отменяет результаты, потому что победитель допустил ошибку в конкурсной документации. Соответственно контракт достается фирме «Г», предложение которой не сильно отличается от первых двух конкурентов.

Бывает и так, что компания уже произвела большую часть работ, предварительно договорившись с заказчиком. В таком случае проведение конкурсной процедуры становится необходимой формальностью. Но, чтобы исключить возможную победу других конкурсантов, заказчик объявляет слишком сжатые сроки, или другие условия, которые выполнить невозможно.

Невыполнимые условия могут предъявляться не только к реализации контракта, но и к самим претендентам. Например, по конкурсной документации от участника может требоваться наличие определенного уставного капитала, финансовых гарантий, отсутствие нарушений обязательств перед другими заказчиками. Это значительно снижает круг лиц, способных принять участие в конкурсе. Еще одна такая уловка – произвольные требования наличия лицензий. Компании, не обладающие соответствующей документацией, автоматически оказываются за бортом. Но далеко не факт, что заявленная лицензия необходима для выполнения работ. Такие требования вполне законны и при желании претензии можно предъявить практически любому участнику. Однако здесь важно грамотно оформить документацию, иначе отказ организатора торгов можно обжаловать в суде или Федеральной антимонопольной службе.

«Отфильтровать» участников помогает даже орфография русского языка. В соответствии с законом, все сообщения о предстоящих торгах должны публиковаться в СМИ или на веб-сайте. Потенциальные подрядчики отслеживают такую информацию, но удается им это не всегда. Чтобы допустить «лишних» участников к тендеру, заказчик заведомо допускает ошибку в заголовке конкурса, а порой и вовсе использует латинские буквы. Такое сообщение поисковая система не индексирует, и о конкурсе узнает лишь «нужный» подрядчик.

Скрытый механизм «отсечения» посторонних компаний может заключаться и в расплывчатых формулировках технического задания. В таких условиях бывает сложно определить объем работ и соответственно их стоимость. Целесообразнее разбивать работы на составные части и по каждому проводить тендер, но это увеличивает конкуренцию. Если же крупный проект все-таки разбит на несколько частей, то и здесь существуют маленькие хитрости. Некоторые заказчики практикуют объединение лотов. То есть одна компания должна произвести комплекс работ. Или в конкурсе прописывается, что лишь выполнив работы по первому лоту, компания может реализовать остальные. Как правило, это может быть одним из признаков коррупционной сделки.

Как «часть той силы…»

Конечно, чиновников едва ли можно сравнить с гетевским Мефистофелем, но рассмотрим такой вариант, когда заказчик не один год успешно работает с определенной компанией, и в какой-то момент срок контракта подходит к концу. Необходимо объявлять новый тендер, но одним из главных претендентов на победу становится фирма с весьма сомнительной репутацией. А если заказчик – эксплуатирующая организация, которая отчитывается за состояние дороги перед федеральным центром? В таком случае попытки провести тендер в пользу конкретной фирмы обусловлено стремлением качественно исполнить свои обязанности – содержать дорогу в нормативном виде, а не получить «откат». Это разговор не о мелких жуликах, которые меняют буквы в заголовке на латиницу, чтобы конкуренты “своей” компании не нашли важный тендер. В этом случае нарушения законодательства морально оправданы. Как бы резко ни звучало это утверждение.

Петербуржцам последствия сложившейся ситуации знакомы не понаслышке. Уже почти пять месяцев Дирекция по транспортному обходу города не может подвести итоги конкурса на эксплуатацию КАД. Один из участников каждый раз оспаривает решение конкурсной комиссии в ФАС, и процедура отбора возобновляется. Конечно же, нельзя проводить четкие аналогии с приведенными выше ситуациями, однако нельзя исключить, что затяжной характер такого противостояния может говорить о том, что заказчик заинтересован в работе на трассе проверенной временем организации.

О несовершенстве 94-го закона представители дорожной отрасли говорят не первый год. Главные параметры, которые не устраивают добропорядочных подрядчиков и заказчиков, заключаются в отсутствии квалификационного отбора и определяющей роли стоимости работ. «Это закон для честных подрядчиков», — не скрывая констатируют специалисты. При нынешней системе большие шансы выиграть тендер имеет даже только появившаяся фирма без опыта работы, которая предложит сделать работу дешевле конкурентов. В результате объект, построенной такой компанией, как минимум, не будет соответствовать изначальным параметрам. В худшем случае, работы так и не будут выполнены, а бюджетные деньги исчезнут вслед за обанкротившейся фирмой-однодневкой.

Нынешняя система изначально позиционировалась как барьер против коррупции, но, как мы видим, этот “щит” весь в “дырах”. На реальные итоги конкурса он если и влияет, то только в тех случаях, когда искать обходные пути никто не собирался. Естественно, это не оправдание возможных нарушений закона, напротив — это призыв закон менять. Многие компании в разных сферах деятельности уже пытаются бороться с недостатками действующего законодательства. Те же процессы должны происходить и в области дорожного строительства. Чем быстрее, тем лучше. Для дорог.

Илья БЕЗРУЧКО


Ограничения на трассах. ДТП:
Статьи:
Комментарии:
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений